МВД подозревает бывшего гендиректора компании "Воентелеком" Николая Тамодина в причастности к мошенничеству, которое нанесло Минобороны ущерб на 700 млн руб. При этом ведомство могло понести не только финансовые потери, рассуждают эксперты.

Экс-глава "Воентелекома" заподозрен в хищении 700 млн руб. у Минобороны. Об этом сообщается на официальном сайте МВД. Николая Тамодина подозревают в том, что в 2011 году он поставил военному ведомству списанное оборудование. Полиция предполагает, что это не единственное преступление, совершенное Тамодиным. Некоторое время назад следствие уже предоставляло данные о том, что в "Воентелекоме" есть множество финансовых нарушений, утверждает председатель Национального антикоррупционного комитета Кирилл Кабанов.

"Это мощный комплекс — телеканал "Звезда" и "Воентелеком", который собирался приобрести огромное количество частот с целью продать. Это была некая такая бизнес-деятельность под эгидой Министерства обороны. Поэтому и возникают вопросы. То, что появилось обвинение бывшего руководителя "Воентелекома", логично, потому что была масса экспертных оценок о том, что есть не только финансовые нарушения, но и используются имущество и бренд Министерства обороны с целью зарабатывания личных денег в ущерб государственным интересам", — сказал Кабанов.

Это не последние данные о хищениях средств Минобороны, считает член экспертного совета комитета по безопасности и противодействию коррупции Госдумы Александр Почуев.

"Сфера оборонного заказа в какой-то коммерческой активности, связанной с Министерством обороны, исторически коррумпирована. В настоящее время наши правоохранительные органы обладают ограниченными организационными и кадровыми ресурсами. Поэтому они на данный момент сфокусированы на Министерстве обороны. В принципе, копнуть поглубже любое министерство, и там появится целая грядка уголовных дел с коррупционными проявлениями. Оборонный заказ является существенной долей бюджетных расходов, поэтому в первую очередь внимание правоохранительных органов привлекает как раз Министерство обороны", — уверен Почуев.

Всего в рамках расследования коррупционных преступлений в структуре "Оборонсервиса" возбуждено 18 уголовных дел. Общий ущерб, нанесенный государству, превысил 16 млрд руб.

Источник - газета "Коммерсант".

25.09.2013

Министр по вопросам Открытого правительства Михаил Абызов предложил отказаться от приобретения автомобилей для чиновников. Депутат Госдумы от "Единой России" Владимир Гутенев и член экспертного совета комитета по противодействию коррупции ГД Александр Почуев прокомментировали ситуацию ведущему Андрею Норкину.

   По словам Абызова, сумму затрат на содержание автомобилей нужно включить в зарплату госслужащих.

— Владимир Владимирович, как вы считаете, есть смысл в таком предложении? Нужно ли очередную монетизацию льгот проводить?

В.Г.: Я полтора-два года назад обдумывал подобную инициативу и даже обсуждал ее с коллегами. Первые же ощущения показали, что если эту инициативу и реализовывать, ее надо реализовывать сначала в качестве пилотного проекта, если только это не некий популистский ход. Любая инициатива должна преследовать какую-то конечную цель или экономическую эффективность. Экономятся ли бюджетные средства, затраты, которые несутся на обслуживание, на владение автомобилем или преследуется иная цель — цель некой социальной справедливости...

— В предложении господина Абызова вы не видите ни того, ни другого?

В.Г.: Мне сложно сказать. Особенно с учетом того секвестирования бюджета, которое сейчас называется оптимизацией. Мы как раз в Думе сейчас рассматриваем госпрограммы на 2014-2016 годы и, к сожалению, видим, что идет как минимум пятипроцентное сокращение всех программ. Я, в том числе, общался с руководством Роскосмоса, я вижу, как сокращаются программы и по композитным материалам. То же самое по автокредитованию. Более 500 тыс. наших граждан воспользовались определенными льготами по автокредитованию. А на следующий год это программа под вопросом. Мы понимаем, что стоимость персонального автомобиля с учетом зарплаты водителей, различных издержек, ремонтов, техобслуживания, чрезвычайно значительное. Мне кажется, что оно в разы превышает зарплаты чиновников.

— Александр Михайлович, ваше мнение?

А.П.: Сама по себе идея не нова. Идея монетизации муссируется. В идее есть как конструктивное, так и деструктивное начала. Конструктивное, безусловно, — это повышение уровня зарплат чиновников до достойного уровня, чтобы они хотя бы могли себе купить достойную машину. А что касается деструктивного, опять наших уважаемых чиновников, которые руководят нами, почему-то чего-то лишать. Какими стимулами будут руководствоваться люди, которые не получают достойной зарплаты, не ездят на нормальной машине.

— Я, Александр Михайлович, не понимаю, вы сейчас иронизируете или серьезно говорите?

А.П.: Ведь действительно, человека, которые приходит на работу, стимулирует как зарплата, так и условия труда. Если убрать достойную зарплату и не дать достойной машины, достойного кабинета и надлежащих инструментов для труда, то у человека стимулов к работе не будет никаких.

— Владимир Владимирович, вы к такой трактовке как относитесь?

В.Г.: Я думаю, что здесь очень много истины, но следует учесть, что в недрах Думы, а, собственно, через членов Госдумы от "Общероссийского народного фронта" было внесено предложение установить предельную стоимость автомобиля, который могут покупать чиновники. И, в общем-то, эту сумму, конечно же, значительную, вначале ограничили 4,5 млн руб., потом 3 млн руб. в последнем проекте. В общем-то, это правильные шаги, поскольку комфорт и хорошие условия труда не должны сопровождать чрезмерные траты бюджета и наличие люксовых автомобилей. Истина, как правило, лежит где-то посередине. И я, если бы и голосовал за идею Абызова, то только лишь через пилотный проект в рамках или региона, или какого-то отдельного министерства, чтобы можно было по истечению короткого промежутка времени посмотреть плюсы, а дальше уже масштабировать.

 — Александр Михайлович, вы можете объяснить, почему именно к автомобилям чиновников такое внимание? Потому что есть предложения и "Народного фронта", и президент Путин об этом говорил, и даже Алексей Навальный предлагал —у него, правда, 1,5 млн всего. Почему именно автомобили?

А.П.: Во многом это и престиж нашей власти. Если власть ездит на нормальных машинах, я не говорю о каких-то люксовых Bentley, который уже слишком пафосные. Я говорю о машинах типа Ford и так далее, в зависимости от уровня. В том числе у нас в России, все-таки привыкли обращать внимание и на средства передвижения. Если карета у царя плохая, то и царь плохой. Поэтому исторически корни тоже не стоит…

— Встречают по одежке?

— Да, хотя бы. 

17.07.2013

Министр по вопросам «Открытого правительства» Михаил Абызов предложил отказаться от приобретения госслужащими автомобилей, а сумму затрат на содержание авто включить в зарплату госслужащих. 

    Абызов заявил, что «необходимо вообще отказаться от приобретения персональных автомобилей для чиновников и перевести все затраты по их содержанию в фиксированную и понятную заработную плату». Он объяснил это тем, что налогоплательщики заинтересованы в прозрачности и подконтрольности всех видов расходов на содержание чиновников.

    Такая идея далеко не всем пришлась по душе. Как отметил член экспертного совета комитета по противодействию коррупции ГД Александр Почуев: "...у нас в России, все-таки привыкли обращать внимание и на средства передвижения. Если карета у царя плохая, то и царь плохой. Поэтому исторически корни тоже не стоит…"

    Напомним, ранее представители Общероссийского народного фронта (ОНФ) внесли в Госдуму законопроект об ограничении стоимости машин для чиновников до 3 миллионов рублей.

    Необходимые 100 тысяч подписей собрала и инициатива Алексея Навального, который пытается запретить чиновникам, сотрудникам госкорпораций и компаний под государственным контролем покупать легковые автомобили стоимостью свыше 1,5 миллиона рублей. Абызов отметил, что инициатива ОНФ будет рассмотрена наряду с общественной инициативой Навального.

18.07.2013
2013 © ООО «Консалтум» +7(812)717-83-56
Яндекс.Метрика